БИОГРАФИЯ

Возвращение на родину (продолжение)

На протяжении последних лет жизни Скрябин создал еще пять сонат и ряд небольших фортепианных пьес. Эти поздние сочинения во многом развивают образы и настроения «Прометея», с которыми они в большой мере связаны и по музыкальному языку. В общем, они основаны на той же ладовой системе, что и «Прометей», но «прометеевский аккорд» претерпевает в некоторых из них частичные изменения. Иногда такие созвучия рождают ощущения конкретных тембров. Так, например, в Седьмой сонате большое место занимают «колокольные» гармонии-тембры. Необычайная тембровая красочность является вообще одной из особенностей поздних фортепианных произведений Скрябина. Звучания, ассоциирующиеся с оркестровыми тембрами валторн, труб, флейт или других инструментов, встречались и в более ранних фортепианных произведениях Скрябина. Теперь эта черта получает особое развитие. Впечатление разнообразных тембров создается использованием характерной окраски различных регистров рояля, спецификой гармонических созвучий, расположением в них отдельных звуков.

Из последних сонат (которые все одночастны) выделяются Седьмая, Девятая и Десятая. Их сам Скрябин особенно любил и наиболее охотно играл.

Седьмая соната близка к «Прометею» по общему тону. Сурово-мятежная начальная тема сочетает властно-волевые «трубные» призывы с таинственными «колокольными» звучаниями. Вторая тема подчеркнуто противостоит ей какой-то особой просветленной созерцательностью, отрешенностью от страстей. В начале репризы главная тема приобретает еще более стихийно-мятежный оттенок. Замечательны последние страницы сонаты: чем ближе к концу, тем стремительнее становится движение, превращаясь в головокружительный танец; колокольные перезвоны становятся поистине исступленно-экстатическими (французская ремарка в этом месте — «en delire» — означает буквально «в исступлении»). Они заполняют все регистры, звуча в басах подобно мощным и гулким большим колоколам, а вверху — подобно малым. Внезапно перезвон обрывается пронзительным «пятиярусным» аккордом.

Скрябин. Седьмая соната для фортепиано

После этой колоссальной кульминации на мгновение наступает тишина, в заключение появляются прозрачные «взлеты» и нежно «журчащие» трели, они устремляются ввысь и там замирают... Завершение Седьмой сонаты — один из ярких примеров того сопоставления «высшей грандиозности» и «высшей утонченности», о котором часто говорил композитор.

Две последние сонаты отличаются некоторыми новыми чертами. В Девятой Скрябин воплотил своеобразный программный замысел сказочно-фантастического порядка, известный по его собственным комментариям. Некие злые колдовские силы постепенно подчиняют своему воздействию образ светлой чистоты, как бы отравляя его своими чарами. Начало сонаты воспринимается как образ каких-то стелющихся, ползучих туманов. Затем раздаются таинственно бормочущие заклинания. Из тумана робко выплывает вторая тема — обаятельное воплощение светлого начала. Понемногу натиск злых сил становится все активнее, и наконец облик второй темы совершенно меняется: она выступает искаженная, превратившись в зловещий и жестокий, подобный кошмарным видениям, марш. После кульминации — торжества злых сил — все как бы низвергается в бездну. В заключение снова появляются начальные ползучие «туманы», постепенно застывающие в неподвижности.

Десятая соната диаметрально противоположна по настроению. По словам самого автора, в ней отразились впечатления леса. Необычайно прозрачные, «кристальные» звучания, полные тишины и покоя, открывают и замыкают произведение. Господствующую роль играют в сонате состояния радостного возбуждения, полета, сладостного томления. Кульминационный момент (перед репризой), с ликующими искрящимися трелями в виде целых аккордовых гроздьев, создает картину лучистого сияния.

Из других сочинений «послепрометеевского» периода выделяются сравнительно крупная Поэма-ноктюрн (соч. 61), с тончайшими переливами разнообразных оттенков в пределах тихих, как бы вкрадчивых, «ночных» настроений, и небольшая поэма «Странность» (соч. 63, № 2), своего рода «двойник» более ранней «Загадки». Тогда же Скрябин обратился в последний раз к жанру этюда, создав цикл из трех этюдов соч. 65. Как обычно, в их основе определенное техническое задание — быстрые по-следования двойных нот. Однако, в отличие от классиков, Скрябин впервые в истории музыки строит этюды на таких интервалах (созвучиях), которые ранее в этой форме не применялись, а именно — на нонах, септимах и квинтах; из них первые два интервала — диссонирующие. Это стало возможным благодаря новой скрябинской гармонической системе. При этом диссонирующие созвучия так «подаются» композитором, что теряют свою резкость (как, например, параллельные ноны в середине первого этюда). «Экстатический» по характеру третий этюд принадлежит к замечательнейшим произведениям Скрябина последнего периода его творчества.

Вперед ->

 

Главная | Биография | Статьи | Цитаты | Записи | Ноты | Альбом | Ссылки

Belcanto.Ru - в мире оперы Классическая музыка.ru         2008 © Скрябин.ru. Сделано в Студии Ивана Фёдорова. О сайте